Словарная работа на уроках русского языка в начальной школе курсовая работа

Этимологический анализ как методический приём при обучении орфографии «трудных» слов

Со второй половины 19 века в русском языкознании родился настоящий интерес к тем процессам, которые происходили в языке столетия назад. Молодой в ту пору лингвист И.А. Бодуэн де Куртенэ, сравнивая древние памятники письменности, приходит к выводу о том, что » в языке, как и вообще в природе, всё движется, всё изменяется» и что постоянные изменения происходят и в морфологической структуре слова, в частности в основе (14, с.4).

Это положило начало этимологии.

«Наука „этимология“ (от греч. „etymon“ — »истина» и «logos» — «слово, учение») занимается происхождением слов, в частности выясняет, по какому признаку названы предмет, явление, действие.

Предметом этимологии как раздела языкознания является исследование источников и процесса формирования словарного состава языка, включая реконструкцию словарного состава древнейшего периода. Относительно просто на основе достижений сравнительно-исторического языкознания проследить историю звукового и морфологического состава слова. Что касается смысловой эволюции, то её часто бывает очень трудно объяснить.

Учёные установили, что русское слово река связано с древним корнем, передававшим идею движения (оно родственно словам рой, реять, ринуться ).

Признак, который лёг в основу названия постепенно утрачивает свою образность, «затемняется». Никто уже не помнит, что слово лебедь скрывает в себе представление о белизне и что слово голубь с исторической точки зрения родственно слову жёлтый .

Таким образом, объектом этимологии являются главным образом так называемые «тёмные» слова, в которых носителям языка непонятна связь формы и значения. Затемнение этой связи (деэтимологизация) — следствие исторических изменений формы и значения слов, а также лексических и грамматических систем языка» (26, с.643).

Выяснить исторический морфемный состав слова, прошлые словообразовательные связи нам помогает этимологический анализ. Как замечал Н.М. Шанский: этимологический анализ выявляет «лингвистические „метрики“ слова, указывающие время и место появления его на свет, его „родных и родителей“, его первоначальную форму и значение». (34, с.236)

В предыдущем параграфе мы уже упоминали, что основным методическим приёмом проведения словарно-орфографической работы в начальной школе является заучивание слов с непроверяемыми написаниями.

Однако большинство написаний, относимых к числу беспроверочных, на самом деле может быть проверено на основе языка — источника, на основе знания этимологии и исторических изменений в фонетике русского языка: мешок — от мех; столица — от стол; дорога, корова, мороз — содержат полногласие —оро -, в котором не бывает буквы а и т.д. (8, с.55)

Какие бы удивительные и разнообразные изменения не происходили с русским словом с течением времени: изменение звучания, морфемного состава слова и даже лексического значения, буквенное обличие слова обычно сохраняется почти неизменным. Ещё знаменитый русский педагог В.П. Шереметевский говорил: «Орфография слова есть биография слова, кратко, но вразумительно повествующая о происхождении его» (14, с.17).

С.И. Львова указывает на причину сохранности «буквенного обличья» слова: «Стабильность графического облика свойственна подавляющему большинству слов, фонетическая сторона которых подвергалась историческим изменениям. Причина скрыта в почти бесперебойном действии в языке главного орфографического закона, суть которого в единообразном написании значимых частей слова. „Пиши морфему всегда одинаково“ основное правило русской орфографии. И пусть какая-то морфема была поглощена в слове соседней, всё равно она сохраняет своё „лицо“ даже в таких условиях.

Чем объясняется, например, различие в написании слов обаяние и обоняние? В первую очередь — различиями в происхождении и историческом морфемном строении. В первом слове (»очарование, притягательная сила») этимологический корень — ба-, который находим в древнем глаголе баять — «говорить» (обаять — «оговорить, околдовать словами») и производных от него (басня, бай-бай, байка ). Существительное обоняние («способность к восприятию запахов») образовано от глагола воняти («пахнуть»), а значит, при написании слова сохраняет графический облик корня исходного слова вонь («запах»)». (14, с.18)

Таким образом, этимологический анализ способен переместить непроверяемые слова в разряд слов с проверяемыми или, по крайней мере, поддающимися объяснению написаниями. При этом омертвевшие в слове морфемы как бы оживляются, прочнее запоминается их орфографический облик, лучше усваивается учениками суть главного закона русского правописания. (14, с.18)

И.В. Пронина отмечает, что главное преимущество этимологического анализа по сравнению с иными видами работ с «трудными» словами состоит в том, что «он на помощь памяти приводит могучие силы сознательной интеллектуальной деятельности ученика» (12, с.5).

К.Д. Ушинский, говоря о сознательном усвоении орфографии, рекомендовал использовать довольно сложные этимологии при обучении правописанию трудных слов уже на третьем году обучения начальной школы. Так, например, в учебнике «Родное слово» (год третий), объясняя написание буквы о в некоторых словах из «Сказки о золотой рыбке», он обращается к их этимологии. «Слово отвечала состоит из двух слов: старинного, уже не употребляемого глагола вечать, или вещать (говорить), и предлога от, а в предлогеот мы ясно слышим, что следует писать букву о » (33, с.113).

Объясняя правописание слова корыто, К.Д. Ушинский пишет: «Здесь сомнительные звуки стоят: один в корне, другой в окончании. Станем припоминать слова от того же корня. Ясно, что слово корыто произошло от слова кора, потому что в старину корыта, вероятно, делались из древесной коры. Но в слове кора ударение стоит на последнем слоге, а потому звук о также не ясен. Возьмём же уменьшительное от этого слова — корка, корочка, и мы ясно услышим звук о, потому что ударение перешло на него» (33, с.114).

О.Н. Лёвушкина в своей диссертации пишет, что за историческое преподавание языка высказывался и А.Д. Алфёров, предлагая следующие его этапы: «в младших классах — отдельные эпизоды из истории языка, систематический же курс истории языка — в старших классах» (12, с.36).

Многие методисты указывали на возможность использования сведений о происхождении слов, но преимущественно в работе с заимствованными словами. Так, например, М.В. Ушаков подчёркивал, что при работе «над иностранными словами ссылки исторического характера делают изучение орфографии более сознательным» (12, с.39).

Противоречивы размышления об использовании этимологии при обучении орфографии в работе Н.С. Рождественского. С одной стороны он утверждает: «Не приходится говорить о начальной школе, где заниматься этимологией слов невозможно» (24, с. 209). С другой стороны, пытаясь объяснить причины преобладания механического заучивания трудных слов тем, что у учащихся отсутствуют знания по исторической фонетике, этимологии, он приводит в пример старую школу: «Иногда говорят, что в старой школе (имеется в виду главным образом средняя школа) учащиеся усваивали правописание неплохо, хотя оно и было труднее современного. Если это утверждение справедливо, то не объясняется ли такое положение отчасти тем, что учащиеся занимались этимологией?.. Сейчас мы боимся этимологий и не без оснований, но нельзя же отказываться от того, что было ценного в занятиях по этимологии» (24, с.210). Учёный предлагает использовать не целиком этимологический анализ, а лишь его элементы, позволяющие объяснить школьникам причины тех или иных написаний. «В некоторых случаях написания, которые мы считаем традиционными, получают своё освещение, если мы установим известные закономерности языка или просто-напросто сопоставим такие написания друг с другом. Например, многие исторические чередования гласных и согласных находят своё отражение в учебниках средней школы. Если учитель 3-4 классов сопоставляет слова пожар, победа, погода, позор, покой, покорный, порыв, а дети запишут эти слова столбиком и подчеркнут первый слог по в этих словах, то для первой ступени орфографического познания этого будет достаточно; в дальнейшем же их „этимологические“ познания будут уточняться и углубляться. То же можно сказать и о таких словах, как народ, напор, нажим, накал, наказ, наружу, наизусть, набекрень; замок, заноза, заказ, запас, запор; добыча, доспехи, досада, достичь, досуг, довольно, достоин; продовольствие, проказа, продукт для орфографических целей нет нужды в отыскивании в этих словах корней (они большей частью представляют собой ударные слоги), да и не всегда они будут доступны на начальной ступени грамматического развития. Но уже выделение приставок поможет понять и запомнить правописание этих слов, а в дальнейшем они могут выделить и некоторые корни» (24, с. 209).

Читайте также:  Предмет источники и структура образовательного права

Точка зрения Н.М. Шанского перекликается с высказыванием Н.С. Рождественского. Н.М. Шанский считает, что «Этимологический анализ нужно применять лишь в тех случаях, когда он необходим как вспомогательный приём для орфографических, лексических и т.п. целей» (34, с.240).

Н.М. Шанский одним из первых отметил необходимость в разграничении на уроках этимологического и морфемного анализов слова. В лингвистике давно утвердилось незыблемое требование разграничивать синхронный и диахронический подход к анализу фактов языка. Но именно в морфемном разборе это требование применить труднее, чем в других видах анализа слов. Это происходит потому, что слово способно менять своё значение, не меняя формы. А потому возникает искушение объединить, назвать родственными слова, давно разошедшиеся по смыслу и ставшие друг другу чужими. Нельзя считать родственными слова дерево идеревня, лапа и лапоть, так как между ними уже не существует прямой семантической связи. «Ведь очевидно, что деревня не есть „населённый пункт, в котором растёт много деревьев “, а лапоть не является „обувью для лапы “. Такие толкования были бы явно искусственными и приводили бы к произвольному навязыванию языку не свойственных ему семантических связей» (28, с.239).

На деле же бывает порой очень трудно установить границу между морфемным и этимологическим анализом, а ученики и вовсе не чувствуют эту границу.

С.И. Львова в работе «Этимология на службе орфографии» приводит пример разбора учащимися слова столичный: «Разбирая по составу прилагательное столичный, многие ученики выделяют корень — стол-. Причём некоторые ребята совершенно случайно называют в качестве родственного существительное стол (»предмет мебели»), основываясь лишь на чисто внешнем звуковом сходстве частей этих слов. Доказательством этому служат и приводимые в качестве однокоренных глаголы столпиться, столкнуться, столковаться. Вместе с тем многие ученики аргументируют своё мнение довольно грамотно, привлекая сведения из курса литературы, где они знакомятся с текстами былин, в которых часто встречается сочетание стольный город (стол — «трон»; ср.: престол ). В этом случае морфемный анализ подменён этимологическим. А всё оттого, что школьники интуитивно воспринимают ещё ощутимые в современном языке этимологические связи или переосмысливают их с точки зрения современного языка» (14, с.11).

Производя на практике морфологический разбор слова, не следует забывать, что его нельзя смешивать с этимологическим. «Ведь если морфемный анализ даёт нам картину морфологического состава рассматриваемого слова в настоящем, то этимологический разбор знакомит нас с его прошлым, иногда весьма отдалённым» — пишет Н.М. Шанский (34, с.239).

Но разница между ними не только в этом. Словообразовательный и этимологический анализ не соотносительны и резко разнятся между собой объёмом своих задач.

Когда слово подвергают словообразовательному анализу, то интересуются лишь его морфологическим строением и составом, но отнюдь не его значением, как таковым, и исконно русским или заимствованным характером. Этимологический анализ слова «не ограничивается определением того, как слово делилось раньше, каким способом и на базе каких слов оно образовано. Его задачи оказываются гораздо более разнообразными и соответственно более сложными.

Конкретно в задачи этимологического анализа слова входит:

1) определение исконного или заимствованного характера слова (с данным значением и структурой),

2) выяснение образа (представления), положенного в основу слова как названия предмета действительности,

3) установление того, когда слово появилось в языке и как, на базе чего и с помощью какого способа словообразования оно возникло,

4) реконструкция его праформы и старого значения» (34, с.241-242).

О.Н. Лёвушкина пишет, что Р.И. Лихтман продолжил мысль Н.М. Шанского: «Исторические справки, конечно, очень полезны, но только в том случае, если явление в прошлом не смешивается с его соответствием в современном русском языке. Смешение этих двух видов анализа ведёт к неверному морфемному членению слов, следовательно, к искажению значения слова, к народной этимологии, и как следствие, к орфографическим ошибкам» (12, с.42).

Об этом в диссертации пишет и Н.А. Подшибякина: «Работая над этимологией слова, учитель не должен ослаблять внимания к фактам современного русского языка. Следует систематически проводить работу по разграничению современных и исторических элементов в слове. Необходимо постоянно обращать внимание учащихся на то, что при морфологическом и словообразовательном разборе нужно исходить из фактов современного русского языка. Например, в слове смородина, образовавшемся от древнегосмород, в настоящее время суффикс -ин — не выделяется. Он является частью корня, так как словасмород в современном русском языке не существует» (18, с.104).

Наиболее основательной современной работой, посвящённой использованию этимологического анализа при изучении трудных слов, является книга И.В. Прониной «Изучение трудных слов с применением этимологического анализа». В работе подчёркивается единство орфографического и семантического аспектов словарной работы, которое достигается благодаря использованию этимологического анализа: «Благодаря этимологии ученики осознают, что в написании слова отражено его значение, и при письме начинают искать опоры в смысловой стороне слова. Привычка отыскивать корень, опираясь на такой важный языковой фактор, как семантика морфемы, став непроизвольной, увеличивает зоркость учащихся к орфографически-трудным местам в слове и их внимательность при выполнении любой письменной работы.

Ученик привыкает к мысли о том, что для правильности письма необходимо разобраться в морфологической структуре слова, и вырабатывает самую нужную при обучении орфографии привычку, привычку думать при письме о корне слова, о его структуре» (20, с.12).

И.В. Пронина подчёркивает: «Этимологический анализ — эффективный приём обогащения словаря учащихся. Этот приём может служить прекрасным средством объяснения значений непонятных слов, относящихся к научной и общественно-политической терминологии. Термины относятся к числу наиболее трудных для понимания слов, причиной чему служит их абстрактное значение. При конкретности детского мышления очень важно поставить отвлечённое слово на прочный фундамент предметного представления» (20, с 12).

Читайте также:  Сколько плагиата допускается в дипломной работе

1) Школьный этимологический анализ мы применяем для того, чтобы научить детей правильно писать «трудные» слова. Поэтому он может быть не полным, а частичным, «упрощённым». Этимологический анализ на школьных уроках проводится в таком объёме, в каком это необходимо для решения практической задачи. Нередко тот или другой, например, латинский корень «обрастает» французскими или английскими суффиксами, а иногда и корнями, и в наш язык приходит «разросшееся», «разбухшее» слово. В ходе элементарного этимологического анализа на уроке мы обращаем внимание лишь на то исходное слово, в котором безударные гласные, а иногда и сомнительные согласные находятся в опорной позиции. Например, словопарад пришло к нам из французского языка, в котором оно образовано при помощи суффикса ade-, от латинского глагола paro — «готовлю » (исходное значение слова парад — «смотр готовности к обороне»). В словариках учеников эта справка упрощена и записана так: парад — (лат) n` ap ( o) = готовлю.

Очень важны устные, более пространные пояснения к этимологическим справкам, в которых раскрывается, доводится до сознания учащихся смысловое родство слов и называется как можно больше слов современного языка, образованных от данного исторического корня.

2) Иноязычные слова в словариках учеников, не знающих греческого, латинского и других алфавитов, приходится передавать очень несовершенно, только русскими буквами. Это опять упрощение. Но другого выхода нет: эффективность применения этимологического анализа настолько высока, что отказ от него был бы слишком большой жертвой» (15, с.109).

А.Н. Кохичко считает, что «вопрос о том, записывать ли заимствованное слово латинскими или русскими буквами не имеет принципиального значения. Производящее слово можно записывать и русскими буквами, что нужно делать, на наш взгляд, в начальной школе, так как младшие школьники ещё слабо владеют латинским алфавитом» (9, с.84).

А.Н. Кохичко также пишет о том, что «учащимся не обязательно заучивать этимологические данные: это вспомогательный материал, и он выполнит свою обучающую роль, если младшие школьники на его основе усвоят написание непроверяемых и трудно-проверяемых слов» (9, с.85).

Основываясь на том, что орфографический навык формируется в процессе речевой деятельности, обладает содержательной и операционной сторонами, находящимися во взаимосвязи, А.Н. Кохичко выделяет 4 этапа, способствующих качественному изменению навыка правописания непроверяемых слов.

1. Подготовительный этап.

Целью данного этапа является вооружение учащихся необходимыми теоретическими знаниями и практическими умениями.

На этом этапе формирования орфографического навыка решаются следующие задачи:

познакомить детей с непроверяемым словом, выяснить и уточнить его лексическое значение;

научить школьников орфоэпическому и орфографическому проговариванию данного слова;

приступить к формированию умения осознанно находить орфограмму, определять её класс и тип.

Необходимость формирования указанного умения обуславливается тем, что в процессе становления навыка правописания учащиеся должны оперативно и правильно указать орфограмму;

познакомить школьников с этимологической справкой к непроверяемому слову.

Таким образом, на подготовительном этапе учащиеся овладевают знаниями, составляющими содержательную сторону навыка правописания непроверяемых слов.

2. Ориентировочный этап.

На данном этапе учащиеся знакомятся со структурой орфографического действия, то есть вплотную подводятся к решению вопроса о том, что нужно сделать, чтобы правильно написать непроверяемое слово. Перед младшими школьниками на этом этапе чётко формулируется объект и цель формируемого действия. Так, объектом является непроверяемое слово, а целью — правильность и осознанность его написания.

3. Закрепительный этап.

На этом этапе посредством применения различных упражнений вырабатываются такие качества орфографического навыка, как сознательность и правильность. Сознательность проявляется в обоснованности выполняемой структуры действия, в установлении связей между операциями, составляющими данное действие. Правильность как качество навыка выражается в характеристике используемых знаний, то есть правильность написания непроверяемого слова.

На данном этапе этимологические сведения о слове следует повторять всякий раз, когда учащиеся нарушают правописание или нормы речевого употребления слова. При повторении нужно активизировать ту этимологическую форму, которая усиливает и определяет написание. Например, в слове горизонт школьник допускает ошибку в написании о. Учитель напоминает опорное написание ороз, означающее на греческом языке «предел». Если же допускается ошибка в написании и, то напоминается опорное написание оризо — «ограничиваю».

Упражнения, выполняемые учащимися на закрепительном этапе, направлены на практическое применение знаний и умений, составляющих базу орфографического навыка, а также на развитие речи для активизации и обогащения словаря младших школьников, выработки умения в области словообразования и словоизменения, связной речи, культуры речи.

4. Этап контроля и самоконтроля.

Необходимость этого этапа обусловлена самой сущностью этимологического навыка: во-первых, навык формируется в речевой деятельности (её письменной форме), которая предполагает выполнение не только ряда грамматических упражнений, но и работ творческого характера, способствующих как речевому развитию учащихся, так и повышению грамотности выполняемых работ. Во-вторых, сформированность навыка проявляется в тех случаях, когда написание изучаемой орфограммы становится для учащихся не целью, а средством в решении речевых задач» (8, с.55-60).

О.Н. Лёвушкина приводит в диссертации приёмы проверки написания слов с непроверяемыми орфограммами на основе этимологического анализа, сформулированные П.Л. Покровским:

«1) Сопоставление слов, в которых трудно распознать этимологически родственные основы. Во многих случаях эти проверочные слова учащимся известны, однако они не опираются на них: акварель — аквариум, балкон — балка, брошюра — брошь. Сравнивая анализируемое слово с историческим родственником, учитель обязательно должен показать, что это действительно родственная лексика.

Сопоставление трудного слова непосредственно с той основой, с тем корнем, от которого оно образовано или к которому оно восходит. К этому приёму мы прибегаем в тех случаях, когда в современном русском языке отсутствует этимологический родственник: беседа, величина, витрина .

Н.А. Подшибякина исследовательским путём установила, что определённая последовательность в использовании этимологии на уроках русского языка (от слов с прозрачной к словам с затемнённой этимологией) позволяет осуществлять дифференцированный подход к усвоению учащимися значения слова. «Первоначальная работа со словами, имеющими простую этимологию, позволяет сформировать у учеников, допускающих большое количество орфографических ошибок, способность видеть признак, лежащий в основе названия слова, развивать умение проводить смысловой анализ слова. Имея эту базу, такие дети хорошо воспринимают в дальнейшем и затемнённые, и дальние этимологии» (18, с.24).

Н.А. Подшибякина определяет общие требования к отбору лексики для этимологического анализа: «При отборе лексики для этимологического анализа обязательно должен учитываться возраст учащихся и уровень обученности русскому языку. В связи с этим большое значение имеет соблюдение принципа доступности. Этот принцип требует умелого использования научных этимологий. Так, объяснение слов сапог (от сопеть), корабль ( из греч. karabos — »корабль «) и др. с помощью этого приёма может породить ошибки. В подобных случаях лучше воздерживаться от исторического анализа. Кроме того, необходимо пользоваться исключительно достоверными фактами, так как ложная этимология, то есть переделка и переосмысление слов без учёта реальных фактов их происхождения, может также стать причиной орфографических ошибок» (18, с.103).

Читайте также:  Реферат на тему здоровый образ жизни и факторы его определяющие

«З.А. Потиха предупреждает о том, что нельзя одновременно на одном уроке давать более 6-8 этимологических справок (пусть даже самых простых и занимательных), что справки должны быть максимально краткими и что необходимо воздержаться от этимологического анализа в тех случаях, когда он может натолкнуть учащегося на орфографические или семантические ошибки» (18, с.41).

Итак, использование этимологического анализа на уроках русского языка при работе со словами с непроверяемыми написаниями ставит обучение орфографии на научную основу. При этом оказывается задействованным сознание ребёнка, благодаря чему словарно-орфографическая работа становится более эффективной.

При использовании на уроках этимологического анализа необходимо чёткое разграничение его с морфемным анализом во избежание неверного морфемного членения слов.

Этимологический анализ в начальной школе должен применяться как вспомогательный приём для орфографических, лексических и других практических целей и проводиться учителем с учётом возрастных особенностей учащихся. В этом случае этимологические справки доступны младшим школьникам, воспринимаются им с большим интересом. При этом объясняемые слова усваиваются школьниками и по значению и со стороны правописания.

К сожалению, этимологический анализ довольно редко используется в начальной школе в орфографических целях. Причина в недостаточной оснащённости школ материалом, специально ориентированным на такой анализ.

Выявление уровня орфографической грамотности учащихся в словах с непроверяемыми написаниями

В ходе нашего исследования был проведён констатирующий эксперимент, основными задачами которого было:

выявление уровня орфографической грамотности в словахс непроверяемыми написаниями в контрольном и экспериментальном классах;

установление основных причин орфографических ошибок учащихся.

Для установления уровня орфографической грамотности учащихся к моменту обучающего эксперимента нами был проведён словарный диктант.

В словарный диктант вошли следующие 15 слов с непроверяемыми орфограммами, предназначенные для обязательного запоминания в начальной школе и изученные учащимися: лопата, воробей, тетрадь, аллея, библиотека, животное, вагон, дежурный, помидор, впереди, морковь, вчера, деревня, заяц, земляника.

Все эти слова могли бы быть проверены учащимися на основе знаний этимологии данных слов, но этимологический анализ в данных классах не проводился; словарно-орфографическая работа была ориентирована на механическое запоминание правописания «трудных» слов.

Результаты проведённой работы представлены в таблицах № 1,2.

Таблица № 1

Результаты диктанта в 3 «А», контрольном, классе

Таблица № 2

Результаты диктанта в 3 «В», экспериментальном, классе

В 3 «А», контрольном классе, количество испытуемых составило 24 ученика. Из них написали диктант без ошибок 12 учеников, допустили в диктанте 1 — 2 ошибки 11 учеников и 1 ученик сделал 4 ошибки. Общее количество ошибок, допущенных учащимися в диктанте — 19. Среднее количество ошибок в проверочном диктанте, составляет 3,3%. Следовательно, средний уровень орфографической грамотности в контрольном классе равен 96,7%.

В 3 «В», экспериментальном классе, количество испытуемых составило 21 учеников. Из них написали диктант без ошибок 6 учеников, допустили в диктанте 1 — 2 ошибки 11 учеников, допустили более 2 ошибок 4 ученика, из них 2 ученика сделали в диктанте более 5 орфографических ошибок. Общее количество ошибок, допущенных учащимися в диктанте — 34. Среднее количество ошибок составляет 6,7%. Уровень орфографической грамотности учащихся экспериментального класса равен 93, 3%.

Исходный уровень орфографической грамотности учащихся контрольного и экспериментального классов: уровень орфографической, грамотности (в %).

Таким образом, анализ результатов констатирующего эксперимента показал, что уровень орфографической грамотности учащихся экспериментального класса перед началом формирующего эксперимента был в среднем на 3,4% ниже, чем у учащихся контрольного класса.

В результате длительного наблюдения за процессом организации и проведения словарно-орфографической работы в данных классах нами были установлены следующие причины орфографических ошибок учащихся в «трудных» словах:

1) работа над непроверяемыми словами носит, как правило, бессистемный характер;

2) задания для учащихся носят преимущественно механический характер, исключающий опору на сознание младших школьников.

Приложение

Словарно-орфографическая работа на уроках русского языка

1 Понятие словарно-орфографической работы

В начальной школе программой по русскому языку предусмотрено обязательное изучение слов, правописание которых правилами не проверяется. Работа по обучению учащихся таким словам носит название словарной работы. В словарную работу входит изучение школьниками семантики данных слов, их правописания и введение этих слов в пассивный, а затем в активный словарь учащихся.

Наше исследование посвящено проблеме организации словарно-орфографической работы в начальной школе, которая в словаре-справочнике М.Р. Львова трактуется следующим образом:

«Словарно-орфографическая работа — изучение правописания слов, не проверяемых правилами, трудных по написанию или малоизвестных школьникам по значению: запоминание их буквенного состава, проговаривание, звукобуквенный анализ, запись, составление с ними предложений, включение их в словарики, проверка их по печатным словарям, составление настенных таблиц трудных слов и прочее» (13, с.215).

Обобщая выше сказанное, можем сказать, что в нашем исследовании будет рассмотрен один из аспектов словарной работы, а именно — проблема обучения младших школьников правописанию слов с непроверяемыми орфограммами.

Очень часто на уроках в начальной школе слова из программных списков называют словарными. Л.В. Савельева выступает категорически против этого: «Это название нельзя считать удачным, потому что, во-первых, оно не носит терминологического характера (как известно, все слова русского языка находятся в каких-то словарях). Во-вторых, оно абсолютно не проясняет для ученика сущность того орфографического явления, с которым он сталкивается в процессе усвоения „словарного слова“. Так как не названа сама орфограмма, следовательно, о необходимости запоминать написание подобных слов ребёнок узнаёт только из дополнительного объяснения учителя, но не из названия словарные » (27, с.40).

С орфографической точки зрения состав слов с непроверяемыми написаниями неоднороден. Орфографические различия дают основание разделить все слова на слова с безударными гласными (во рона, ма лина), с двойными согласными (класс, суббота), слова со звонкими и глухими согласными (вокзал) и слова с непроизносимыми согласными (лест ница).

О.Н. Лёвушкина, ссылаясь на исследование Н.Ю. Зотовой, пишет о том, что «непроверяемые написания составляют 30 — 35% по отношению к проверяемым» (12, с.32). Эти цифры свидетельствуют о необходимости и значимости работы с такими словами.

К сожалению, в настоящий момент ситуация в школе такова, что слова с непроверяемыми орфограммами заучиваются школьниками без какого-либо объяснения со стороны учителя.

В.В. Ераткина делится своими результатами наблюдения за организацией словарно-орфографической работы в школе: «Непроверяемые написания изучаются в начальной и средней школе „в словарном порядке“, то есть учащимся рекомендуется просто писать и запоминать соответствующие слова. Многолетняя практика показала, что работа над непроверяемыми написаниями, ориентированная только на механическое запоминание слов с такими орфограммами, малоэффективна. Ошибки в самых ходовых словах с непроверяемыми написаниями встречаются даже в работах старшеклассников.

Передовой опыт учителей и специальные эксперименты убедительно свидетельствуют, что работу над непроверяемыми написаниями можно рационализировать. Суть рационализации в том, что в процессе обучения написаниям указанного типа активизируется мыслительная деятельность и память учащихся, что даёт значительно более высокую эффективность, чем изучение непроверяемых написаний „в словарном порядке“ (5, с.43).

Следовательно, чтобы „рационализировать“ словарно-орфографическую работу в школе, необходимо применение на уроках русского языка таких приёмов запоминания слов с непроверяемыми орфограммами, которые активизировали бы мыслительную деятельность и память учащихся.

Оцените статью
VIPdisser.ru