Некорректные заимствования в диссертациях: способы их обнаружения – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Некорректные заимствования в диссертациях: способы их обнаружения – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка Диссертации

Виды и типы плагиризма в диссертационных исследованиях

Plagiarism in Dissertationдиссертации соискателю ученой степени рекомендуется ознакомиться не только с исследовательской литературой, но и с диссертациями или их авторефератами по схожим специальностям, для того, чтобы заимствовать из них типичные словесные обороты и выстроить «методологический аппарат» и «терминологический словарь» диссертации. Однако при этом следует помнить, что при написании диссертации соискатель обязан ссылаться на автора и (или) источник заимствования материалов или отдельных результатов. Тем более, что в случае использования заимствованного материала без ссылки на автора и (или) источник заимствования диссертация снимается с рассмотрения диссертационным советом без права повторной защиты указанной диссертации. Поэтому фанатично копипастить экраны текста, особенно без ссылки на источник, не рекомендуется… Ибо обнаружение плагиата в тексте диссертации потенциально ведет к снятию работы с защиты или к последующему отказу ВАК в присуждении ученой степени кандидата ХХХ наук.

Итак, как же соискателю ученой степени невозбранно заимствовать экраны текста у титанов мысли и при этом не быть уличенным в банальном плагиате, то есть заимствовании чужого текста без ссылки на источник? Кстати, при этом необходимо отметить, что в академической среде «загнивающего» Запада плагиатом также считается размещение чужого текста без кавычек, даже если указана ссылка на источник, в то время как в большинстве российских вузов такой «литературный прием» рассматривается, в худшем случае, как «некорректное цитирование» или «неверно оформленное заимствование».

Еще одна особенность передовой российской науки состоит в том, что многие отечественные «академики» весьма снисходительно смотрят на использование чужих идей без ссылки на автора, в то время как на «диком Западе» такой «мастерский прием» всячески порицается… Однако всякий правильный аспирант знает, что при использовании заимствованных из литературных источников цифр и фактов, а также изложении мнений различных ученых, необходимо оформлять ссылки на источники, из которых взяты эти материалы.

Итак, как же избежать плагиата в собственной диссертации? А выходов несколько:

Первый способ. Заключение чужого текста в кавычки «» или «» и упоминание источника текста в ссылке или квадратной скобке. В данном случае, цитирование необходимо, когда:(а). подлинная формулировка имеет особый смысл;(б). оригинальная фраза настолько верно передаёт смысл, что невозможно превзойти её;(в). когда упоминают значимые высказывания политического лидера или общепризнанного исследователя по данному вопросу.

Когда приводится цитата, следует быть очень точными и приводить её без изменений. Когда цитирование заимствовано не из первоисточника, а из какого-либо вторичного источника, следует указать на это в сноске, например, цит. по: …, приводится по: … и указать сам первичный источник.

Когда добавляют что-либо в цитирование, следует указывать об этом в квадратных скобках. Ваши пояснения в самих цитатах также следует заключать в квадратные скобки. Разрешается выделять отдельные отрывки в цитировании, однако тогда следует отметить в том же месте или в конце цитирования [выделено мной]. Чтобы избежать сомнений, принято указывать [выделено в источнике], даже когда выделение уже существует в самом источнике.

Цитату, объём которой не превышает четыре строчки или два предложения, следует заключить в двойные кавычки. Более длинное цитирование приводится отдельным абзацем при помощи расширения или сужения полей с обеих сторон текста. В данном способе цитирования нет необходимости в двойных кавычках.

При цитировании разрешается изъять не релевантные отрывки из текста, но только при условии, что в них отсутствует значимое содержание. Следует указать место изъятия посредством добавления трёх точек […] независимо от того, изъято ли одно слово или целый отрывок. К примеру:

Социальные и экономические факторы, ответственные за международную изоляцию германского империализма и приведшие к событиям первой мировой войны, были распознаны очень скоро.После сокращения предложения: «Социальные и экономические факторы, […] приведшие к событиям первой мировой войны, были распознаны очень скоро».

Цитаты из источников на иностранных языках необходимо перевести на язык написания работы (русский), а в скобках указывается примечание: (перевод мой и инициалы переводчика). Перевод должен выражать точный смысл оригинального текста. Если существует уже изданный перевод источника, то, за редкими исключениями, следует привести в работе общепринятый перевод, а не самостоятельно переводить цитирование.

Однако данный способ не является оптимальным, поскольку при написании диссертации соискателю приходится работать с многочисленными источниками, и, поэтому, обилие цитируемого материала в диссертационной работе производит убогое впечатление. Соответственно, если в тексте диссертации цитаты занимают около 10% от общего объема диссертационного исследования – это нормально.

Если же в тексте диссертации цитаты занимают более 20% от общего объема диссертационного исследования, то этот «авторский текст», плавно переходящий в «наглое заимствование», производит жуткое впечатление… И утверждаю это на основе личного жизненного опыта, с учетом эмпирических данных и социального опыта коллег… Более того, если такая «копипаста» зашкаливает несколько процентов от объема текста диссертации, соискатель ученой степени кандидата ХХХ наук уже не сможет убедительно утверждать, что «несмотря на незначительные недостатки, работа обладает значительным научным и практическим потенциалом…» Таким образом, если целые отрывки текста и даже параграфы в режиме копипасты следуют с небольшими вкраплениями авторского текста, то такую диссертацию благодаря хлопотам «злобных буратин» могут снять с защиты без каких-либо долгих и нудных разговоров о «научной ценности данного труда» и «об оригинальных идеях диссертанта«.

Второй способ. По указанным выше причинам, не следует использовать в тексте множество прямых цитат и предпочтительно приводить аргументы авторитетных исследователей путем парафраз со ссылкой на источник. С целью описания идей автора, следует перефразировать его высказывания, а не переписывать их из указанного источника.

Современные исследования иноязычной и заимствованной лексики (обзор диссертационных исследований xxi века)

КРИТИКА

УДК 81.2-3

СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНОЯЗЫЧНОЙ И ЗАИМСТВОВАННОЙ ЛЕКСИКИ (ОБЗОР ДИССЕРТАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ XXI ВЕКА)

Е. А. Проценко

Воронежский институт МВД России

Поступила в редакцию 2 апреля 2022 г.

Аннотация: в статье представлен обзор современного состояния проблемы иноязычной и заимствованной лексики. Автор анализирует исследования, появившиеся в России за последнее десятилетие. Ключевые слова: языковые заимствования, заимствованная лексика, иноязычная лексика, последние исследования.

Abstract: this article reports on the modern state of the language borrowings ’problem. The author analyses researches that have recently appeared in Russia.

Key words: language borrowings, loanwords, foreign words, recent researches.

Проблема использования лексики иноязычного происхождения не теряет своей актуальности на протяжении уже не одного столетия и является традиционной в лингвистике. Первоначально господствовавший нормативный подход, который «означает научно взвешенную оценку этого процесса и его результатов — иноязычных слов, появляющихся в речи» [1, с. 56], сменился в XX в. аналитическим, предполагающим «объективное изучение и всесторонний анализ процесса заимствования». Исследователи сосредоточили своё внимание на причинах, путях и условиях проникновения иноязычных слов, попытались определить этапы освоения иноязычного слова в системе принимающего языка.

Новый всплеск популярности данной проблематики в последние годы ХХ в. объясняется не только ее теоретической, но и практической значимостью. В связи с масштабами распространения престижных англо-американизмов данная проблема приобрела особую актуальность во всемирном масштабе. Более того, из-за наметившейся в конце ХХ в. смены научной парадигмы изменились основные векторы исследований, среди которых в качестве доминирующих указываются такие принципы, как антропоцентризм, экспансионизм, функционализм и экспланаторность [2, с. 5].

Каждый этап в развитии лингвистики привносит что-то своё, отличное от всей предыдущей истории языкознания, новый взгляд на традиционные проблемы. В чем отличие современных исследований ино-

© Проценко Е. А., 2022

язычной и заимствованной лексики? Ознакомившись с диссертационными исследованиями по названной выше проблематике, появившимися за период с начала века по настоящее время, мы можем определить их основные отличительные черты как унификацию и диверсификацию: унификацию объекта исследования и диверсификацию направлений и методов исследования.

С сожалением приходится признать, что проблема неоднозначности термина «заимствование», о которой упоминают практически все исследователи, до сих пор не получила адекватного решения. И, хотя многие авторы останавливаются на проблеме дифференциации заимствований, единства взглядов в этом вопросе не наблюдается. На наш взгляд, способом привнесения определенной терминологической упорядоченности является сохранение традиционного термина «заимствование» в качестве родового с его дальнейшей дифференциацией на определенные виды. Другими словами, мы предлагаем использовать термин «заимствование» в широком смысле для обозначения всех единиц иноязычного происхождения и провести их дальнейшую классификацию по разным критериям, таким, как наличие национальноспецифического компонента, степень освоения в языке-источнике и т.д. В результате многие термины, такие, как экзотизмы, варваризмы или иноязычные вкрапления получат более узкое, конкретное значение и будут использоваться для обозначения определенных типов или видов заимствования. Однако, поскольку однозначной и единодушно принятой классификации пока не существует, в дальнейшем мы

будем придерживаться той терминологии, которой оперируют сами авторы диссертационных исследований, используя в качестве наиболее общего термин «лексика иноязычного происхождения».

Как известно, основные направления исследования лексики иноязычного происхождения были заложены У Вайнрайхом, который выделил три основных комплекса релевантных факторов: экстралингвисти-ческие, или социолингвистические, внутренние, или психолингвистические и собственно лингвистические. Эти ставшие традиционными направления исследований в том или ином сочетании сохраняются и в последних работах.

Сегодня можно считать общепризнанным утверждение о том, что процесс заимствования иноязычной лексики представляет собой сложный социолингвистический и психолингвистический феномен. Иноязычное слово признается неотъемлемой частью индивидуального лексикона человека, а точнее, языковой личности. При этом приоритетным фактором психолингвистического порядка выступает билингвизм, или мультилингвизм [3] говорящего. Создается впечатление, что современные исследователи несколько отошли от обсуждения того, как сочетаются или пересекаются в сознании билингва два языка, на которых осуществляется речемыслительная деятельность. В качестве нового направления выдвигается онтобилингвология, призванная изучать типы детского двуязычия, принципы и условия его формирования и развития, а также формы взаимодействия языков в билингвальной речи ребенка и их специфику в зависимости от социо- и психолингвистических характеристик [4].

Билингвизм признается явлением неоднозначным, поддающимся градации и зависящим от разного рода факторов, в соответствии с чем и производится его классификация. Более того, билингвизм рассматривается как в узком, так и в широком смыслах как общая для всех людей способность пользоваться в определенной степени более, чем одним языком. Так, Т. Б. Новикова пишет: «С этой точки зрения большая часть населения Земли является билингвами, так как двуязычие может рассматриваться и как элементарное знание контактного языка, и как свободное владение им» [5, с. 16]. Другие исследователи в схожей ситуации говорят о «тяготении к билингвизму» [6, с. 223].

В рамках социолингвистического аспекта изучения иноязычной и заимствованной лексики обсуждаются особенности языковой политики [7, 8], выявляются причины и условия использования лексики иноязычного происхождения, определяются экстра-лингвистические факторы ее распространения [6, 9] и основные социальные векторы, статусные и функциональные характеристики [6], описываются воз-

растные, образовательные, профессиональные и другие отличия в степени владения иноязычным словом [2].

Господствующим, однако, следует признать собственно лингвистическое направление современных исследований, охватывающее самый широкий круг проблем: прагматики, лексики, грамматики, фонетики, графики и орфографии. Так, в качестве релевантного грамматического критерия чаще всего анализируется частеречная принадлежность заимствуемой лексики.

С точки зрения семантики выявляются значения слов иноязычного происхождения в языке-приемнике [6], описываются семантические процессы, приводящие к изменению семантической структуры слова [10], варьированию или модификации значения [11]. Лексика иноязычного происхождения изучается также с точки зрения ее словообразовательной активности, при этом выявляются как новые словообразовательные элементы, так и новые продуктивные модели [12]; предлагаются различные тематические классификации [9, 11, 13].

В рамках прагматики изучаются особенности функционирования лексики иноязычного происхождения. Выявлено, что иноязычное слово используется в современном русском языке «для выражения эмоциональных реакций, системы социальных оценок по отношению к предметному миру, духовной и поведенческой сферам» [8], выражению иронического отношения автора к факту, созданию юмористического эффекта, эпатажу, а также привлечению разносторонней аудитории [14]. В частности, иноязычное слово рассматривается как одно из воплощений дихотомии свое — чужое.

Анализу подвергается не только смысловая, но и формальная сторона заимствования. В рамках фонетики анализируется фонемная структура заимствованной лексики, особенности ее акцентной структуры [15], а также варианты ее произнесения, выявляются тенденции фонетической адаптации иноязычных элементов [4]. С точки зрения графического оформления заимствованной лексики выявляются элементы иностранного происхождения, которые изучаются как в синхронном, так и в диахронном аспектах. Интересна в этом плане работа И. А. Федоровой, которая не только систематизирует графические маркеры иноязычности в трех романских языках, но и пытается проследить взаимосвязь графики, лексики и фонетики. Исследователь приходит к заключению, что в словах родственных языков с одинаковой графикой проявляется различная маркированность в плане иноязычности, на основании чего выделяются несколько типов межъязыковых соответствий [13].

Некоторые исследователи останавливаются и на таком показателе, как частота употребления лексики

иноязычного происхождения. Так, А. Б. Камалетди-нова отмечает, что частотность употребления того или иного слова напрямую зависит от степени освоенности обозначаемого понятия [9, с. 198]. Г. Е. Шилова представляет данные о динамике функционирования иноязычных слов, полученные на основе сравнения частотных показателей «Частотного словаря русского языка» 1977 г. и «Частотного словаря» 2005 г. [11].

Тем не менее помимо традиционных в исследованиях ХХ1 в. появились и новые подходы, такие, как культурологический и когнитивный, предполагающие исследование пересечения «концептуальных и языковых картин мира представителей различных лингвокультурных сообществ посредством изучения заимствованных слов и концептов» [16, с. 4]. При этом культурологический подход предполагает исследование национально-специфического компонента, тогда как когнитивный сосредотачивает свое внимание на выявлении и изучении инокультурных концептов. Заимствование понимается в данном случае в широком смысле, как проникновение элементов из других лингвокультур, будь то заимствование знаний, культурем [16], концептов [5] или языковых единиц. Такие заимствования изменяют языковую картину мира, привнося элементы иного мировосприятия.

Безусловно «новым словом» является изучение лексики иноязычного происхождения как научнометодической проблемы. Сегодня трудно не согласиться с тем, что «языковой вкус» современной эпохи предусматривает широкое использование иноязычной и заимствованной лексики. Но этот процесс до сих пор происходит, по существу, стихийно, о чем свидетельствуют в том числе и результаты экспериментов, в которых разные информанты дают разные толкования иноязычных слов. Так почему бы не взять этот процесс под контроль специалистов и не включить иноязычную лексику в содержание лексической работы в школе? Этому вопросу и посвятила свое исследование А. В. Воронина, сосредоточив свое внимание на процессе овладения иноязычными и заимствованными словами в процессе обучения, причем с этапа начальной школы. Автор пытается смоделировать возможную систему изучения иноязычных заимствованных слов в начальной школе, а также предлагает экспериментальный курс изучения иноязычных заимствованных слов на уроках русского языка [17].

Одним из перспективных направлений современных исследований можно признать комплексное, системное изучение лексики иноязычного происхождения с точки зрения различных принципов или подходов. Интегративный подход имеет, на наш взгляд, ряд преимуществ, поскольку позволяет рассматривать изучаемое явление или процесс в комп-

лексе обнаруженных взаимосвязей и взаимозависимостей. Он обеспечивает получение «универсального» знания, не упрощенного в результате отвлечения от многообразия окружающих условий и действия разнонаправленных факторов, а следовательно, наиболее адекватно отражающего объективную действительность [18, с. 6-7]. При этом разные авторы выделяют в рамках системного интегративного подхода различные аспекты.

Примером комплексного описания иноязычного слова является социопсихолингвистическое исследование, имеющее целью выявление специфики знания и употребления иноязычного слова от различных биологических, психологических, социальных характеристик [2]. Автор попытался построить сводную стратификационную модель владения иноязычным словом, дающую возможность не только описывать, но и прогнозировать речевое поведение личности.

Другой исследователь — Н. В. Федосеева — сосредоточила внимание на сочетании социолингвистических и культурологических аспектов процесса заимствования. Представляя процесс заимствования как отражение процесса взаимодействия языков и соприкосновения разных культур, автор пытается очертить круг причин миграции заимствованных элементов в современный российский политический социолект. В работе дается характеристика существенных статусных, функциональных, культурологических и риторических параметров новейших заимствований в современном русском языке [6].

Новые подходы способствуют появлению интересных, порою неожиданных результатов. Так, И. С. Воронкова в рамках исследования французско-русских языковых контактов выявила различия в стратегии освоения чужой действительности, присущие сопоставляемым языкам. Фактически подтвердилась открытость русского языка и его стремление к обогащению за счет заимствуемых слов, о которой упоминают многие исследователи. Но что самое интересное — была измерена скорость заимствования галлицизмов русским языком за последние два века, которая составила, по данным исследователя, 433 слова в столетие [19].

Как уже отмечалось, еще одной ярко выраженной тенденцией последних работ по проблеме заимствования является унификация объекта исследования. Так, практически все авторы единодушно отмечают интенсификацию и интернационализацию заимствований из английского языка. Одни исследователи видят в этом следствие «языковой экспансии» или «интервенции» [20], другие — проявление моды на использование иноязычных слов. Так или иначе, но сегодня очевидна «окончательная смена к концу ХХ века доминирующего языка-источника» [21, с. 10], которым в подавляющем большинстве случаев стал

английский язык или его американский вариант. В любом случае следствием этого процесса является «американизация» языка.

Процесс активизации заимствований из английского языка имеет интернациональный характер. Показателен тот факт, что более половины всех исследований осуществлено на материале английских заимствований в разные языки, такие, как русский, немецкий, турецкий, разные территориальные варианты французского, испанского, монгольский и другие языки.

Вместе с тем, говоря об объекте исследований, нельзя не отметить, что спектр изучаемых языков значительно расширился, в том числе за счет редких, малоизученных языков и языков национальных меньшинств, таких, как тагальский, хантыйский, карачаево-балкарский, тюркский, финно-угорский, даргинский, а также ханско-дагестанские, нахские и другие языки.

В качестве материала исследования привлекаются разные источники как устной, так и письменной речи различной жанрово-стилистической принадлежности, такие, как художественная проза, публицистика, письма, газетные хроники, фольклор, исторические памятники. Широко используются также лексикографические источники: от толковых словарей конкретного языка до словарей иностранных слов или словарей неологизмов.

В целом на основании исследований начала XXI в. можно выделить следующие особенности процесса заимствования на современном этапе:

1) интернационализация или глобализация процесса заимствования, которая находит свое отражение как минимум в двух общих тенденциях развития языковой ситуации в мире, таких, как интенсификация процесса заимствования и унификация языка-источника;

2) изменение каналов вхождения иноязычной и заимствованной лексики. В настоящее время на первый план выходят средства массовой информации и всемирная сеть Интернет, которые являются «своего рода «перевалочным» пунктом для иноязычной лексики при ее переходе в литературный язык» [9];

3) активизация лексики иноязычного происхождения. При этом имеется в виду не только широта ее распространения и высокая частотность употребления, но и ее активное проникновение в разные жанры и стили речи, расширение сфер ее использования. Е. В. Маринова отмечает также активизацию вторичного заимствования и более активное использование ранее заимствованных слов [21, с. 4].

4) интенсификация процесса ассимиляции заимствованной лексики, ее «ускоренная адаптация» [21], более быстрое освоение как в языке, так и в речи [10, с. 5].

Помимо таких характеристик иноязычной и заимствованной лексики, как высокая частотность и коммуникативная активность, исследователи отмечают функциональную мобильность заимствований «новейшего периода» [9, с. 3], ее графико-фонетиче-скую варьируемость, словообразовательную активность, эмоциональную окрашенность и высокий стилистический потенциал.

Интерес представляет также тот факт, что проблема заимствования продолжает изучаться преимущественно в русле традиций отечественной школы. Труды зарубежных коллег, хотя и цитируются довольно широко, редко привлекаются в качестве методологической базы исследования. В этом случае применяются модели переключения кодов, разработанные зарубежными лингвистами, такими, как К. Майерс-Скоттон, например, или их модифицированные, адаптированные применительно к русскому языку варианты [12].

Не прижились пока «на русской почве» и такие термины, как «переключение кодов» и «кодовое смешение», которые широко используются в зарубежной лингвистике. Так, если термины «заимствование» или «иноязычная лексика» так или иначе упоминаются в названиях десятка диссертаций, то работы, в названии которых фигурирует «переключение кодов», единичны. (Заметим, что понятие «переключение кодов» рассматривается также и в некоторых других работах, однако преимущественно в теоретической части.) При этом одни авторы говорят о процессе заимствования «в аспекте переключения языкового кода» [22], тогда как другие считают необходимым разграничить кодовые переключения и заимствования [12, 23].

Следует отметить, что, хотя некоторые исследователи отмечают негативное отношение к изобилию иноязычной и заимствованной лексики, характерное для современной языковой ситуации, на сегодняшний день очевидна и обратная тенденция. Так, многие ученые говорят о положительном значении заимствований для облегчения взаимопонимания между народами, стабилизации общества в целом. Современные авторы подчеркивают саморегулирующую функцию языковой системы, «активную роль заимствующего языка в отборе, систематизации и освоении иноязычного лексического материала» [22, с. 5].

В заключение хотелось бы сказать о перспективах дальнейшего изучения проблематики иноязычной и заимствованной лексики, которые во многом намечены самими исследователями. В качестве основных, приоритетных направлений можно выделить два:

1) выработка единой и по возможности универсальной теории заимствования, которая предполагает однозначное понимание сущности, путей и результатов заимствования, а также четкую и строгую классификацию его видов;

2) дальнейшую, более детальную разработку частных вопросов, таких, как функционирование заимствованной лексики, особенности ее фонетической, графической, грамматической и семантической адаптации, словообразовательной активности и т.п., решение которых во многом может способствовать созданию достаточно стройной и эмпирически обоснованной теории заимствования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Крысин Л. П. Иноязычное слово в контексте современной общественной жизни I Л. П. Крысин II Рус. яз. в школе. — 1994. — № б. — С. 5б-б3.

2. Дьяконова И. В. Иноязычное слово : социопсихо-лингвистический аспект исследования : автореф. дис. … канд. филол. наук I И. В. Дьяконова. — Пермь, 2002. — 19 с.

3. Бурыкин А. А. Билингвизм и мультилингвизм в образовательном процессе I А. А. Бурыкин II Язык образования и образование языка. — Великий Новгород, 2000. — С. 42-43.

4. Чиршева Г. Н. Основы онтобилингвологии : русско-английский материал : дис. … д-ра филол. наук I Г. Н. Чиршева. — СПб., 2000. — 4б3 с.

5. Новикова Т. Б. Заимствование лингвокультурных концептов : на материале английского и русского языков : дис. … канд. филол. наук I Т. Б. Новикова. — Волгоград, 2005. — 210 с.

6. Федосеева И. В. Социолингвистические и культурологические аспекты процесса заимствования в российском политическом социолекте 90-х гг. XX в. — начала XXI в. : дис. … канд. филол. наук I И. В. Федосеева. — Ставрополь, 2003. — 304 с.

7. Вуренич Т. К. Деэкзотизация современных заимствований в русском научно-лингвистическом и обыденном языковом сознании : на материале англицизмов : автореф. дис. … канд. филол. наук I Т. К. Вуренич. -Красноярск, 2004. — 21 с.

В. Китанина Э. В. Прагматика иноязычного слова в русском языке : автореф. дис. … канд. филол. наук I Э. В. Китанина. — Краснодар, 2005.

9. Камалетдинова А. Б. Иноязычная лексика в современных средствах массовой коммуникации : 199б-2001 гг. : автореф. дис. … канд. филол. наук I А. Б. Ка-малетдинова. — Уфа, 2002.

10. Бондарец О. Э. Иноязычные заимствования в речи и в языке : лингвосоциологический аспект : автореф. дис. … канд. филол. наук I О. Э. Бондарец. — Таганрог, 2004. — 24 с.

11. Шилова Г. Е. Особенности семантики и функционирования иноязычных слов в современной рос-

Воронежский институт МВД России

Проценко Е. А., доцент кафедры иностранных языков

E-mail: procatherine@mail.ru

Тел.: 266-25-73

сийской публицистике : на материале газет, радио и телевидения : дис. … канд. филол. наук I Г. Е. Шилова.

— Воронеж, 2005. — 212 с.

12. Исакова А. А. Специфика переключения языковых кодов при адаптации прагмонимов английского происхождения в русском рекламном тексте : автореф. дис. … канд. филол. наук I А. А. Исакова. — Тюмень, 2005. — 24 с.

13. Федорова И. А. Графические маркеры иноязычной лексики в синхронном и диахронном аспектах : автореф. дис. … канд. филол. наук I И. А. Федорова. -Ижевск, 2022. — 21 с.

14. Нгуен Т. Т. Новая иноязычная лексика в современной газете : автореф. дис. … канд. филол. наук I Т. Т. Нгуен. — М., 2005. — 21 с.

15. Турдуматова Э. Б. Межъязыковые несоответствия в акцентной структуре заимствованных слов : на материале заимствованных англицизмов в русском языке : автореф. дис. … канд. филол. наук I Э. Б. Турдума-това. — Пятигорск, 2003. — 20 с.

16. Ефименко Т. М. Роль иноязычной лексики в объективации взаимодействия картин мира : автореф. дис. … канд. филол. наук I Т. М. Ефименко. — М., 2009.

— 21 с.

17. Воронина А. В. Изучение иноязычных заимствованных слов на уроках русского языка в начальной школе : автореф. дис. … канд. филол. наук I А. В. Воронина. — Ярославль, 2022. — 24 с.

1В. Проценко Е. А. Межъязыковое перекодирование в творчестве Ф. М. Достоевского I Е. А. Проценко. — Воронеж, 2002. — 21б с.

19. Воронкова И. С. Лингвистическое освоение чужой действительности (на примере русско-французских языковых процессов рубежа Х^ІІ-ХІХ веков) : автореф. дис. … канд. филол. наук I И. С. Воронкова.

— Воронеж, 2022. — 24 с.

20. Тарасова М. В. Семантические изменения английских заимствований в русском и немецком языках в условиях глобализации : автореф. дис. … канд. филол. наук I М. В. Тарасова. — Белгород, 2009. — 20 с.

21. Маринова Е. В. Иноязычные слова в русской речи конца XX — начала XXI в. : проблемы освоения и функционирования : дис. … д-ра филол. наук I Е. В. Марино-ва. — М., 200В. — 509 с.

22. Исаева М. Г. Кодовые переключения в письменных текстах СМИ : автореф. дис. … канд. филол. наук I М. Г. Исаева. — Череповец, 2022. — 24 с.

23. Сычева О. Н. Кодовое смешение и переключение на английский язык в среде русского социума : автореф. дис. … канд. филол. наук I О. Н. Сычева. — Владивосток, 2005. — 21 с.

Voronezh Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

Protsenko E. A., Associate Professor, Department of Foreign Languages

E-mail: procatherine@mail.ru

Tel.: 266-25-73

ВЕСТНИК ВГУ СЕРИЯ: ЛИНГВИСТИКА И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ. 2022. № 2

28. Заказ 981

Оцените статью
VIPdisser.ru